Внутриполитический аспект перемещения центра митрополииНа внутриполитический аспект перемещения центра митрополии обратил внимание С. М. Соловьёв. Помимо сугубо практического момента, связанного с тем, что «…пребывание митрополита во Владимире при тогдашнем значении и деятельности духовенства сообщало этому городу вид столицы», историк указал на самое существенное обстоятельство, а именно: «Митрополит должен был действовать постоянно в пользу того князя, в городе которого имел пребывание». Демонстративный переезд митрополита в 1300 г. во Владимир-на-Клязьме означал, что отныне митрополит становится проводником, а зачастую и инструментом политики, проводимой владимиро-суздальскими князьями, и этот красноречивый шаг был хорошо понятен повелителям других княжеств Руси. Реакция последовала незамедлительно. Уже в 1303 г. король Руси Юрий I добился от патриарха разрешения на создание отдельной Галицкой митрополии, значившейся в общей росписи митрополичьих кафедр Константинопольского патриархата под 81 номером. В состав новой митрополии входили владимирская, галицкая, холмская, перемышльская, луцкая и туровская еписко — пии. Полный перечень Галицких митрополитов историкам известен из письма польского короля Казимира Великого к Константинопольскому патриарху Филофею. В 1370 г., обращаясь к патриархату с просьбой о восстановлении самостоятельной Галицкой митрополии, Казимир указал в своём послании всех прежних её митрополитов: «…первый митрополит Вашего благословения был Нифонт, второй митрополит — Пётр, третий митрополит — Гавриил, четвёртый митрополит — Фёдор».