Подход московских войск к ТрубчевскуПри подходе московских войск к Трубчевску, княживший в городе Бутав-Дмитрий сражаться за свою вотчину не стал, и, как пишет летописец, «вы — иде из града с княгинею своею и з дътми и с бояры своими и приеха на Москву в ряд к князю великому Дмитрею Иванович, бив челом и рядися у него». Благосклонно принятый московским князем Бутав-Дмитрий получил для кормления Переяславль — Залесский. Как мы увидим далее, обладавшие большим военным опытом старшие Ольгердовичи, именуемые в российской историографии Андреем Полоцким и Дмитрием Брянским, оказали Московскому княжеству неоценимые услуги в предстоящем столкновении с Золотой Ордой. Бегство в Москву и открытое выступление братьев против своей страны и государя не могли остаться безнаказанными. Ягайло лишил Вингольта-Андрея всех прав на прежние его владения и намеревался посадить князем в Полоцк своего брата Скиргайло. Однако полочане отказались принять язычника, посадили Скиргайло на коня задом наперёд и с позором выгнали из города. Сведения о том, кто правил Полоцком в последующие годы расходятся, вероятнее всего, город перешёл под непосредственное управление самого Ягайло. Утратил свои владения и Бутав-Дмитрий. Как отмечает Ф. М. Шабульдо, на территории принадлежавшего ему Чернигово-Северского княжества по распоряжению великого литовского князя в 1380 г. были образованы три самостоятельных удела: Черниговский, Стародубский и Новгород-Северский. Чернигов перешёл под власть сохранившего верность Ягайло Константина Ольгердовича, Стародуб был передан Внуку Гедимина Патрикию Наримунтовичу, а во главе Новгород-Северского удела поставлен Дмитрий-Корибут Ольгердович. Однако для безопасности страны одного лишения взбунтовавшихся братьев их вотчин было явно недостаточно.