Принятие королевского титулаС тем, что принятие королевского титула неразрывно связано с усилением власти и распространением её суверенитета на всю подвластную повелителю территорию, невозможно не согласиться. Но вот в то, что Юрий I обошёлся без помощи папской курии, верится с трудом. Скорее наоборот: наличие королевского титула даёт все основания полагать, что у Юрия Львовича были достаточно тесные и «продуктивные» отношения с верхушкой католической церкви, поскольку возлагать королевские короны на головы светских повелителей мог только один человек в мире — папа Римский. В противном случае, необходимо доказать, что Юрий I присвоил себе королевский титул самовольно, или получил его ка — ким-то иным «нестандартным» способом. Подобных «открытий» монография уважаемого историка не содержит, поэтому его уверения о том, что при получении своего сана король и внук короля Руси мог обойтись без римского первосвященника, следует, видимо, отнести к идеологическим издержкам советского периода.

Начиналось правление Юрия I не слишком удачно: узнав о смерти грозного князя Льва, краковская и сандомирская шляхта выбила галицко-татарский гарнизон из Люблина и вернула город с прилегающими к нему землями в состав Польши. Компенсируя неудачу на западе, галицко-волынский повелитель воспользовался очередным ослаблением Золотой Орды и на некоторое время установил свой контроль над территорией, простиравшейся до нижних течений Днестра и Южного Буга. Именно этим присоединением подольских земель отдельные авторы склонны объяснять Явную пассивность Юрия I в люблинских событиях — король Руси не хотел конфликтовать с поляками накануне неизбежного обострения отношений с Ордой. В то же время он неоднократно предоставлял убежище брату своей жены — куявскому князю Владиславу Локетеку, будущему польскому королю, когда тот спасался бегством от своих политических противников. В 1302 г. Юрий оказал Владиславу вооружённую помощь, направив свои отряды для участия в походе куявского князя в Сандомирскую землю. Тогда же был заключён брак между сестрой короля Руси Анастасией и братом Владислава Локетека добжинским князем Земовитом. В целом же правление этого умудрённого жизненным опытом человека стало временем расцвета и силы Галицко