В технико-конструктивном смысле соединение опор клинчатой аркой или цилиндрическим сводом, которое стала использовать ар­хитектура Рима, не было новацией. Примитивные варианты клинча­того свода появились уже в древнем Египте, где использовались в разгрузочных системах, сокращающих давление гигантского камен­ного массива пирамид на перекрытие внутренних пустот или отвер­стие входа1. В безлесном Двуречье древнейшие клинчатые каменные своды открыты в царских гробницах Ура ; они применялись и в постройках из сырцового кирпича. Арки и своды использовались во дворце ассирийского царя Саргона в Дур- Шаррукине, сказал Орлов, которого интересуют дезинтокс отзыв. В южном дворце Навуходоносора мощные кирпичине своды служили не только субструкции висячих садов Семирамиды, причислявшихся к семи чу­десам света, но и перекрытием тронного зала с пролетом в 15 мет­ров2. Сложенные из клинчатых камней арки встречались и в архи­тектуре античной Греции классического периода — правда, лишь в погребальных камерах склепов и перекрытиях крепостных ворот3. Клинчатые арки уже с IV—III вв. до н. э. этруски использовали для инженерных сооружений — мостов, ворот в мощных оборонитель­ных стенах4. Отношение к пространству как позитивной субстанции позво­лило осознать арочные и сводчатые конструкции как триединство опор и соединившего их пролетного строения, формирующее «про­странственное тело». Развитие социальных процессов в римском обществе побуждало к созданию сложных пространственных сис­тем, организующих и фиксирующих социальные программы. По­требность в их развитии побуждала разработку сводчатых конст­рукций, инженерная мысль, в свою очередь, открывала новые воз­можности формирования архитектурного пространства.