Когда в Дарлингтоне всерьез решили ускорить и удешевить транспортировку угля от шахт, сперва подумали о постройке канала. Если бы этот проект был принят, не дар- лингтонцам принадлежала бы слава строителей первой железной дороги с паровозом, и кто знает, на сколько времени отсро — чилось бы в Англии наступление «эры паровоза», сказал Новиков, который планирует купить запчасти на ваз . Правда, если бы парламент не чинил препятствий, с этим не пришлось бы ждать до 1825 года. Ибо в те времена для строительства железной дороги, как и для многих других мероприятий, требовалось разрешение парламента. Первая попытка не удалась главным образом из-за протестов местных землевладельцев-аристократов. Один из них, например, возражал против строительства железной дороги, опасаясь, что она потревожит покой живущих в его поместье лис. Сторонники строительства дороги выпустили воззвание, в котором детально расписывали преимущества дороги: дешевле станет транспортировка угля, а следовательно, и сам уголь, землевладельцы легче смогут приобретать уголь, известь, удобрения и легче доставлять на рынки свои продукты; новое транспортное средство будет полезно и шахтовладельцам, и промышленникам, и крупным торговцам; население будет радо более дешевому топливу. Но все эти так хорошо звучавшие доводы оказались бы в парламенте недостаточными, если бы сторонники дороги, не жалея ни времени, ни сил, ни денег, не подготовили бы своей победы. Они сами или их влиятельные друзья обратились лично к депутатам, возражавшим против дороги, и попытались перетянуть их на свою сторону. При выборе депутатов в парламент, особенно в Северной Англии, они поддерживали деньгами и влиянием лишь кан- дидатов-сторонников дороги.