С трех сторон, кроме северной, город был окружен заселенными и застроенными предместьями. Едва ли правильно было бы назвать их рабадом, то есть ремесленно-торговой частью города, — их застройка была недостаточно плотной и имела, скорее, усадебный характер. О том, что это пространство (очевидно, как обычно в Семиречье, обнесенное валом «длинных стен”) было напрямую связано с городом, свидетельствуют стоявшие здесь постройки: два буддийских храма, несколько монументальных домов — «касров» и дворцовое здание — правда, более позднего, караханидского времени. Общая схема города с малым шахристаном, занимающим угол большого, может, пожалуй, быть названа классической в градостроительстве доисламской Средней Азии: кроме Ахсикента она усматривается в Канке-Харашкете и аналогичных многочисленных структурах с цитаделью в углу прямоугольного шахристана, — причина распространенности такой схемы была, конечно, в ее оборонных преимуществах. С этой точки зрения устройство цитадели в Сарыге-Навакате в противоположном, слабее защищенном углу шахристана выглядит непонятным и нелогичным, хотя у строителей города были, несомненно, важные причины расположить цитадель таким нетрадиционным образом. О том, каковы были эти причины, теперь можно лишь гадать. Раннесредневековый город Кува ( в старой транскрипции Куба), расположенный на юге Ферганской долины, был некогда вторым после Ахсикента городским центром оазиса Ферганы. Сейчас это большое городище рядом с современным городком того же названия, у дороги между Андижаном и Марги — ланом, основательно испорченное (как, правда, и большинство других древних городищ) земляными работами и прочим хозяйственным «освоением».