Господствующее положение шляхетского сословияГосподствующее положение шляхетского сословия выражалось не только в том, что уплата им податей была сведена к чистой формальности. Напомним, что само слово «шляхта» происходило от немецкого geschlecht и обозначало всех представителей польского благородного сословия. Первоначально оно применялось наряду с термином «рыцарство», но позднее почти полностью вытеснило его из употребления. Произошло это не случайно, так как польское слово rycerz подчеркивало военное занятие представителей благородного сословия, тогда как «шляхтич» обозначал родовитость как таковую, которая вполне могла сочетаться с мирными делами. Взрослые шляхтичи обладали личной неприкосновенностью, вследствие чего, к примеру, король не мог ударить шляхтича, а суд, в случае совершения шляхтичем преступления, не мог определить ему позорящее наказание. Принадлежавшую шляхте собственность, в том числе и землю, нельзя было конфисковать. Правда, у многих шляхтичей земельных владений, пожалованных «за службу» королём либо магнатом, не было вообще, поскольку они имели полное право никому не служить. Всё это коренным образом отличало польскую шляхту от литовского дворянства и дало Грабеньскому повод утверждать, что в Великом княжестве Литовском основой общественного строя была несвобода. Великий князь был собственником государства и обладал неограниченной властью, а бояре получали от него землю на ленном праве, «под условием отправления военной службы и исполнения повинностей. Они не обладали правом распоряжаться недвижимой собственностью, не могли без позволения верховной власти жениться, выдавать замуж дочерей и т. п.» И уже самым разительным образом польская шляхетская вольница отличалась от положения московской знати, самые родовитые представители которой могли быть лишены имущества, опозорены и казнены по первой прихоти их государя. Не вспоминая о многих сотнях невинно казнённых бояр и князей во времена Ивана Грозного, приведём только один пример из «практики» его значительно более гуманного деда: в 1491 г. по приказу Ивана III были жестоко выпороты кнутом князь Хомутов и архимандрит Чудовского монастыря. Какое уж тут уважение прав «благородного» сословия!