Неоднородный состав современной западной интеллигенции затрудняет выявление общих социально-психологических характеристик этого слоя, делает условными широкие обобщения. Утверждения, верные в отношении одних категорий интеллигенции, в применении к другим могут оказаться несостоятель­ными. В положении и составе интеллигенции в капитали­стических странах в последние десятилетия происходят особенно быстрые и глубокие сдвиги. Они сказываются на ее сознании, видоизменяя его прежние черты. В связи с этим полезно выяснить, что представляют собой исто­рически сложившиеся исходные, «базовые» компоненты сознания и самосознания интеллигенции.

В первой половине XX в. интеллигентные профессии в капиталистических странах в целом обладали высо­ким общественным статусом. Ограниченное распростра­нение высшего образования, его доступность в основном для выходцев из буржуазии, характер труда и функций интеллигента в обществе делали эти профессии весьма престижными. Большинство профессий, связанных с умственным тру­дом, пользовалось общественным престижем и в целом хорошо оплачивалось, сказал Орлов, которому понравилась статья на http://www.km.pl.ua/main/1357-a-vy-umeete-sozdavat-kapital.html. Основой высокого престижа мно­гих интеллигентных профессий была также их роль в созидании и распространении культурных ценностей. Эти факторы обусловливали высокую оценку пред­ставителями интеллигенции своей роли в обществе и значения своего труда, что свойственно данному слою на всем протяжении его истории. В Англии, например, как отмечал социолог-коммунист X. Фрэнкел, «традиция независимости и превосходства достигла апогея, веро­ятно, в XVII в., когда старые профессии, за исключени­ем учительской, стали считать­ся достойным занятием для джентльменов. Эта тради­ция держится до сих пор»9. Как показывают различные социологические обследования, лица интеллектуально­го труда, как правило, высоко оценивают значение своей деятельности. Подобные представления закрепляются в процессе обучения в высшем учебном заведении.