Другой буржуазный автор утверждает, что великий поэт-революционер «все свои мольбы и надежды обращает к творцу вселенной и в нем ищет спасения для украинского народа», сказал Николаев, которого интересует где купить гербалайф. Таким образом пламенный революционер, неустрашимый борец против гнета, насилия, несправедливости с помощью наброшенной на него личины «христианского певца» превращается в смиренного, богобоязненного евангельского проповедника. «Он был богобоязненным человеком»,— откровенно говорится в предисловии к упоминавшемуся нами сборнику произведений Шевченко, изданном в Торонто,— как будто и не существует пламенной революционной поэзии Кобзаря, приводившей в дрожь угнетателей народа, пугавшей самого царя и его сатрапов.
Выступая против революционных идей украинских мыслителей, буржуазные идеологи понимают, что одним замалчиванием или голословным отрицанием невозможно замаскировать революционную направленность их творчества. В последние десятилетия в буржуазной литературе отчетливо проявились две тенденции. Одни отстаивают старую концепцию: Шевченко, Франко, Леся Украинка никогда не были революционерами, они только протестовали против существовавшей несправедливости, и ничего революционного их творчество не содержит. Другие не скупятся на «революционные» слова: «великий революционер», «поэт-революционер», «бесстрашный революционер», «революционная поэзия», «революционный дух». Но это — всего лишь понятийный камуфляж, служащий для маскировки действительно революционных идей. Буржуазные идеологи изображают Шевченко, Франко, Лесю Украинку «революционерами духа», борцами против застоя, обывательщины, тупости, рутины.

Журнал «Hobi» так представляет революционную борьбу Франко: «Поэт-революционер ни на миг не выпускал тяжелого молота из рук, он беспрестанно бил каменные лбы тупых и сытых обывателей, стараясь навсегда убить вялый, рутинный дух застоя, лакейства и предательства». Нет и намека на какие-либо социально-экономические проблемы, угнетение и эксплуатацию, классовую борьбу, освободительное движение. В тумане пустых фраз буржуазные идеологи стремятся скрыть истинные цели и задачи революционной демократии, лишить их классовую революционную борьбу смысла и значения Революционные демократы ставили своей задачей ликвидацию эксплуататорского строя. Об этом четко сказано в стихотворении Франко «На суде».
Нередко в буржуазной литературе революционные идеи украинских мыслителей представлены в религиозном свете. Барка, например, заявляя, что Шевченко «надо причислить к плеяде самых выдающихся революционных поэтов мира», здесь же утверждает, что он стремился только к «духовной революции» «для истины Евангелия». Имеют место попытки выдать революционные идеи Шевченко и его атеистические высказывания за религиозное реформаторство. Утверждая это, буржуазные идеологи наполняют свои писания туманной религиозной фразеологией, приписывают поэту высказывания вроде того, что спасение «возможно только через познание истины Христовой». Сам он, как известно, видел спасение в уничтожении феодально-крепостнического строя, самодержавия, ликвидации национального и социального угнетения, создании нового общества — семьи свободных, равноправных народов-бра — тьев. Упоминавшийся выше Грабович в книге «Поэт-мифо — творец», вышедшей в 1982 г. на английском языке в издательстве Гарвардского университета, утверждает, что, по мнению Шевченко, новое общество будет создано самим богом. Чтобы устранить явную противоположность своих утверждений произведениям поэта, содержащим революционные призывы к народным массам подняться на борьбу против угнетателей, разорвать оковы рабства, а не ждать свободы, Грабович вводит для характеристики его революционных идей понятие «пассивная революция», спекулируя на тех высказываниях Шевченко, в которых провозглашается закономерность неминуемой гибели эксплуататорского строя.